?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
БОДЕДЕКА И ДУДА
Calas
lanasmi
Погода у нас сегодня унылая и дождливая. Почему-то вспомнился рассказ Володи, который он написал несколько лет назад. Перечитала. Стало веселее. Почитайте и Вы.

БОДЕДЕКА  И  ДУДА
Владимир Гольдфайн

Если вы думаете, что в Сан Франциско говорят на языке Шекспира и Байрона,  ударьтесь о стенку и разбейтесь насмерть!
«Английский»  там, то же, что и «русский» в Одессе. То есть, ничего общего с оригиналом. Кто ещё не согласен, удлините разбег!

На английском в Америке говорят только ведущие теленовостей. Зэц ит! Точка. Остальные просто спикают и делают «мани».  Все: от развозчика пиццы - до Джорджа дабл ю младшего. И плевать они хотели на грамматику и акцент. 
Американская философия проста: Деньги есть – ты мистер Носов! Денег нет – носатый хрен!

За шесть лет «временной» работы в такси я научился отличать по говору южанина от нью-йоркца с той же лёгкостью, с которой мАсквичи узнают жителя пОвОлжья.
Немцы, французы, итальянцы и индусы –  все  оставили  следы  в моей классификации акцентов.
Ирландские пассажиры хоть и говорят по-английски, но понять их так же трудно, как  русскому  украинский.
Мексиканцев можно вообще ни о чем не спрашивать: включай счётчик и вези на «Мишин и шестнадцатую»- не ошибёшься! (Шутка!)
Но самые интересные пассажиры, с точки зрения лингвистики - китайцы! Не будем брать в расчёт азиатов, родившихся в Америке.
Проблема – понять, на каком языке говорят китайцы, китайского-же происхождения. У них своя «китайская грамота».
Они думают, что говорят по-английски. И не пытайтесь их в этом переубедить, зря потеряете время.  Вы тоже можете до холодного пота зубрить по-китайски - «как дела». Но попробуйте произнести это где-нибудь в провинции Хэйлудзян и посмотрите на реакцию приветствуемого.

- Эйпо!, - кричит китайский пассажир водителю такси в Сан Франциско.  - Кого позвать?, - недоумённо переспрашивает тот.
-Эй...по! Эй...по!Эй...по!, - со слезами на глазах  артикулирует китаец, жестами изображая взлетающий самолёт.
- Ну, так бы сразу и сказал: аэропорт.

Другой пожилой китаец тщетно пытается попасть в «ЦянатА».
- Нет такой улицы, - слышит он в ответ.
-Ця на тА! Ця на тА!, - как молитву повторяет азиат.
Надо иметь слух Ростроповича, чтобы понять:  пассажиру надо в «Чайна таун».

Уважаю китайцев.  За ними будущее. 
Они полностью подтверждают теорию Дарвина,  что выживает не самый сильный и умный, а тот, кто быстрее приспособится к окружающей среде.  Выходцам из «Поднебесной» в этом равных нет.

Одна шустрая китаянка неопределённого возраста прыгнула ко мне в такси возле Хилтона. Сразу заявила: - Но инглиш!
Куда ехать, объяснила на пальцах. Когда приехали, сунула пять долларов вместо десяти.
- ???
- Еще пять долларов! Плиииз!
- Но инглиш! Но инглиш! - запричитала она, собираясь выскочить из машины.
- Ноу мани – ноу хани! – блеснул я английским и заблокировал двери.
Не спешите назвать меня жлобом. Просто не люблю хитрованов.
Если пассажир извиняется и говорит, что располагает только определённой суммой, я всегда иду навстречу.
- Но инглиш! Но инглиш! – заевшей грампластинкой тараторила опешившая китаянка.
- Но инглиш? Поехали в полицию!
Взвизгнули покрышки, и такси сделало боевой разворот на перекрёстке. Конечно же я не собирался тратить время на составление «рипортов».
Я бы отвёз её обратно к Хилтону, если бы не...
- Не надо полицию! Остановите машину! - вдруг на приличном английском закричала испуганная пассажирка и протянула мне десять долларов.

Но самый незабываемый урок англо-китайского языка преподал мне один пьяный, как идеи Мао , хунвэйбин. Это был пожилой китаец, которого я «пикапнул» уже по дороге домой - в Ричмонде (район города).

Он вывалился из ирландского паба на Гири и 17 Авеню. Увидев такси, азиат замахал руками, словно над его головой кружил пчелиный рой.
Я ехал парковать машину и не планировал  посадок.  Но рефлексы оказались сильнее. Руки на руле и ноги на педалях сделали
свою работу, независимо от мозга.
Три дорожные полосы были пересечены почти под прямым углом, и машина замерла, аккурат, напротив китайца. Он был в таком восторге от оказанного его персоне внимания, что даже показал средний палец сигналившим машинам.

- Бодедека и дуда, - весело пропел он, устроившись на заднем сиденье.
- И вам не хворать, - отшутился я по-русски.
- Куда ехать-то? – уже по-английски поинтересовался я, - надеюсь не в чайнатаун, а то я уже «офф».
- Но цянатА! Бодедека и дуда!
- Это,что бар такой?
Китаец зашёлся в птичьем смехе.
-Бодедека и дуда!
-???

Его определённо забавляла моя тупость. Давясь от хохота, он повторил по слогам:
-  Бо де де ка  и Ду да!
Я не разделял его веселья.
- Или ты назовёшь адрес, или вали отсюда!
Следующую порцию «бодедеки» он уже икал, корчась от смеха.
Понимая, что словами от весельчака ничего не добиться, я протянул ему шариковую ручку и листок бумаги.
-Пиши! – приказал я.
Всхлипывая и утирая выступившие слёзы, китаец что-то нацарапал на листке и вернул его мне.

Я поднёс бумажку к свету. Там корявыми буквами было выведено - 42/ Judah  (форти секонд энд джуда)
Бодедека и дуда! - торжественно продублировал он.
-!!!
Тут уже у меня начались колики!
Я угарал над ним - он надо мной.
Я думал – он придурок.
Пассажир, скорее всего, думал иначе.
Так с шутками и прибаутками мы, два придурка, добрались до Сорок второй и Джуда.

Ещё больше захмелевший китаец, продолжая всхлипывать остатками неожиданной радости, щедро одарил меня мятой двадцаткой.
- Кипачень!, - по-барски бросил он и выпал из машины.
Китайское « кип зе чендж» (оставь сдачу себе), я уже понял с пол-оборота.
Тем временем, хунвэйбин, кое-как справившись с земным притяжением, встал на ноги и, обтерев своими штанами грязь по периметру такси, добрался до водительского окна.
Перед моим взором назидательно застыл его корявый указательный палец!

- Бодедека и Дуда! – с непреклонностью Галилея  пригвоздил он и рухнул на аккуратно подстриженный газон.
  
Сан Франциско
Апрель 2006

Оригинал здесь: http://www.hlams.com/Goldfain.html