Previous Entry Share Next Entry
Снежная Королева Тает
Calas
lanasmi
Два года назад, в сентябре, была я у моих друзей в Нью-Йорке. Однажды вечером, они были приглашены в чей-то дом на день рождения и уговорили меня идти с ними. Было там человек десять или двенадцать, сейчас уже не помню. Изысканно сервированный стол, роскошный ужин, обилие вин, десерт. В перерывах между едой народ танцевал и просто общался. Дом был большой, красивый и со вкусом оформленый.

В какой-то момент я зашла в библиотеку, где уже сидела одна пара. Вообще-то я их заметила с самого начала. Они чем-то неуливимо отличались от остальных гостей. Они были спокойнее и тише, кивали головами, но не улыбались. Когда все смеялись, они еле приподнимали уголки губ. Они действительно не участвовали в веселье. Они просто были там. Теперь они сидели рядом друг с другом на диване в библиотеке, и каждый из них читал книгу, или так, по крайней мере, казалось.

Что-то с ними действительно
было не так, но я уже была в комнате, так что я подошела к журнальному столику в центре комнаты, и сказала: "Какая большая коллекция книг", потому что комната действительно впечатляла массивными, темного дерева полками по периметру стен, заполненными множеством книг: классика - в теснёных переплётах, искусство - в глянцевых обложках, что-то еще разнобойное самом в углу.
Эти двое смотрели на меня, и я чувствовала себя настолько неуместно, что, прежде чем я смогла остановиться, я сказала: "Извините, я кажется не вовремя.
Что-то случилось? "

Они посмотрели друг на друга и муж, как я
правильно предположила, сказал: "Нет, все нормально". А потом добавил: "Неужели мы действительно выглядим здесь так неуместно, что Вы, новый человек, это заметили?"

Что произошло дальше, можно объяснить только как временное помешательство, вызванное странным стечением обстоятельств: алкоголем, употреблённым ранее, или особенно мелодичной и грустные песней доносящейся из гостиной, или уютом тускло освещенной комнаты, но он усталым и очень монотонным голосом сказал: "Мы такие
уже в течение четырех лет. Мы на грани. Я просто не могу больше. Казаться беззаботным, ходить в гости, притворяться. Мы перестали разговаривать друг с другом, мы делаем то, что предположительно, от нас ждут. Мы идем на работу, мы возвращаемся. Мы ... "  Он не договорил и замолчал. Она, миниатюрная женщина лет тридцати, с огромными, темными, печальными глазами, посмотрела на меня и немного дрожащим голосом сказала: "Извините. Я не знаю, почему он Вам все это сказал. Мы обычно об этом не говорим. И вдруг Вам, незнакомому человеку..."  Она опустила взгляд в книгу, лежащую у неё на коленях.

В тот момент я просто не могла выйти из комнаты: я понимала, что вторглась, отчего чувствовала себя очень неловко, но почему-то сказала: "Вы хотите об этом поговорить?" И сразу почувствовала себя ещё нелепее, потому что это казалось ещё большим, глупым и неуместным клише. К моему удивлению, он посмотрел на меня и сказал: "Я не знаю почему, но да, на самом деле. Мне нужно поговорить. Я чувствую себя, как, наверно, бутылка шампанского, которую сильно взболтали. Если не открыть, я, кажется, взорвусь тысячей острых осколков, которые полетят в разные стороны и, возможно, убьют меня, но к сожалению, могут ранить и окружающих, тоже..."  Его голос теперь был тихим, но сильным, очень глубоким и напряженным, одновременно.


Он продолжал: "Видите ли, у нас есть сын, Александр, ему четыре года, но он ..."  Он запнулся, но продолжил: "Он не говорит. Вообще. Он всегда спокоен, а в остальном ведет себя, как и любой другой ребенок его возраста. По крайней мере, так говорят врачи. Он, кажется, понимает все, что мы ему говорим, он реагирует...но часто недостаточно, чтобы мы могли его понять. Он в каком-то своём мире, и мы не можем туда пробиться... Мы оба инженеры, мы много работаем, чтобы оплачивать счета на лечение и новые консультации.  Моя мать проводит с ним каждый день, пока мы на работе. Она прекрасный, добрый человек.  Она очень его  любит и он тоже заметно к ней привязан.  Он часто отказывается общаться, но мы знаем, что он не глухой. Это становится невыносимо... Такое ощущение, что мы закутаны в толстое ватное одеяло. Оно заглушает чувства и желания ... даже дышать тяжело, задыхаемся."

Он остановился на несколько секунд, а затем усталым голосом продолжил: "Мы, кажется, были у каждого врача, гадалки и шамана в этом городе и вокруг", он криво улыбнулся и добавил: "Мы, кажется изучили весь интернет тоже, но никто ничего нового не может сказать. Мы прошли ненормальное количество сканирований, психологических и прочих тестов... Все врачи говорят, что он счастлив и ему так хорошо, чтобы мы оставили все как есть. Конечно, мы его любим, он необыкновенно милый ребёнок, мы хотим играть с ним, смеяться вместе с ним... Я, извините, не знаю, почему я Вам всё это говорю. Наверно, мы постоянно, сознательно и нет, ищем целителя с волшебным снадобьем, и уже не знаем уже, где искать..."

Он замолчал. Его жена сидела опустив глаза, и даже не пыталась вытереть слезы, струящиеся по ее щекам. Я не знала что сказать. Я мало знаю о медицине, а о возможных психологических расстройствах - еще меньше. Но я понимала, что надо вообще что-то сказать, в противном случае этот взрыв эмоций может опять оставить их на краю какой-то зияющей дыры, где они и без того давно стоят. Даже не осознавая этого, они просят меня о помощи; во всяком случае мне так казалось, и я не могла просто развернуться и уйти.
Я не знаю из каких недр моего сознания в этот момент выплыла информация, но почему-то
я сказала: "Вы знаете, Альберт Эйнштейн сказал свои первые несколько слов в возрасте двух лет, а начал говорить в шесть".

Они медленно повернули головы друг к другу, обменялись быстрым взглядом, и мне даже показалось, что на секунду, я увидела усилившийся блеск их глаз. "Нет, мы не знали, этого" сказала она. И тогда я, на этой волне мудрости и знания, но скорее всего на волне в приличном количестве принятого алкоголя, продолжила: "Почему бы Вам не подождать немного ещё. По каким-то причинам он заморожен внутри, но он растает. Будьте нежны и терпеливы. Не теряйте надежды, но и не ждите чудес. Работайте с ним, может быть, возьмите для него учителя музыки.  Да, действительно, возможно, его это заинтересует. Научите его играть на фортепиано, или виолончели, или чём-то ещё, что он выберет". Я уже понимала, знала, что несу
совершеннейшую ахинею, но не могла придумать хорошего способа, чтобы красиво выйти из этой затянувшейся неудобной ситуации, где я ухитрилась дать людям надежду, основанную на моих весьма непрофессиональных домыслах. Тогда я добавила: "А еще лучше, возьмите его в музыкальный магазин, пусть сам выберет.  Сходите с ним на балет, на каток! Все обязательно будет хорошо, да... Я действительно надеюсь на это ... "

К этому моменту они, кажется, стали колебаться в своей вере в меня, сомневаться, что это их счастливый случай и встреча, и вообще ставить под сомнение моё состояние трезвости и адекватности в целом.
Что-то в выражении их глаз, казалось, изменилось. Я торопливо сказала, что мой рейс на Сан-Франциско завтра очень рано утром, пожелала всем удачи, сказала какие-то соответствующие этому случаю слова, спешно распрощалась с остальными гостями и ушла.

Мне было страшно неудобно перед этой парой за создавшуюся ситуацию,
потому что теперь я чувствовала себя ответственной за катастрофические последствия, которые могут быть вызваны моим вмешательством. В течение нескольких недель после этой встречи я хотела позвонить им и извиниться за все, что сказала, за то, что вообще-то самозванка, за беспочвенное вселение надежды, за свою чрезмерную разговорчвость, но в конце концов, ничего не сделала. А потом уже не было времени: работа, какие-то небольшие, но актуальные проблемы, друзья, встречи, мероприятия, рождественские покупки ... Короче, я позволила этому эпизоду моей жизни ускользнуть куда-то в бездну моего сознания и, наконец, забыла об этом вообще. Хотя, нет, по какой-то причине я иногда вспоминала об этом, потом - несколько раз без причины, но в конце концов оставила эту затею и решила, что не буду звонить и вторгаться в их жизнь снова.

Со времени этого неудобного и тяжелого разговора просло два года. А вчера, когда зазвонил телефон, и я увидела на отображателе номера незнакомые цифры, я почти не сняла трубку. Что-то из внутри подтолкнуло меня ответить на этот вызов. Очень приятный молодой голос на другом конце попросил меня к телефону. "Слушаю", сказала я.

То, что я услышала в следующие минуты и является причиной моей колонки сегодня. Женщина сказала: "Здравствуйте, меня зовут Ева", ничего не услышав в ответ она помолчала тоже, и добавила: "Мы встречались в Нью-Йорке, два года назад. Помните,  в доме Уолденов, в библиотеке ".  Мое сердце стремительно падало, и так низко, что я казалось, слышала грохот и стук. "Это она", подумала я ", она звонит мне сказать, чтобы в будущем, я держала свое мнение при себе, никогда не пыталась обмануть людей в таких серьезных вопросах, как здоровье ребенка, и не вмешиваться со своими глупыми предложениями; и что благодаря моему пророчеству, произошло что-то очень страшное и вся ситуация повернулась к худшему! " Да ", - сказала я тихо. " Я Вас помню ".

"О, это Вы, как здорово, потому что мы действительно часто Вас вспоминаем". Ее голос звучал ясно и счастливо, поэтому я немного расслабилась. "Видите ли", продолжала она, "мы попросили у Уолденов Ваш номер телефона, потому что мы должны поблагодарить Вас за все, что Вы сказали".

В тот момент я медленно, потихоньку глубоко вдохнула, т.к. вдруг поняла, что не дышу. Но я еще не знала, что должна говорить, поэтому сказала: "Ева, очень приятно Вас слышать. Как у вас дела? Как Ваша семья, Ваш сын? "


И вот, что она мне рассказала: "В тот вечер, после того как мы ц Вами расстались, мы действительно говорили с Петром, как мы не говорили давно, мы были в таком приподнятом настроении, у нас опять была надежда, и на следующее утро мы взяли Александра в музыкальный магазин . Вы знаете, он прошел прямо к пианино, сидел там, как если бы он делал это много раз, медленно поднял руки и положил пальцы на клавиши, как будто он знал, что делать. Потом посмотрел на нас своими огромными глазами, и медленно, тихо вздохнул и улыбнулся!  Вы здесь? " - Вдруг спросила она, потому что я действительно затаила дыхание и она вообще меня не слышала.

"Да",- я сказала. "Я здесь". "О, я надеюсь, что я не отрываю Вас от дел, я так хочу Вам все это рассказать!" "Пожалуйста, продолжайте" - сказал я. И она это продолжила.

"Мы купили пианино, и продавец даже порекомендовал учительницу, которая, к счастью, живёт в нескольких кварталах от нашего дома. Ее зовут Марина, она русская, и она очень хорошая! Это было чудо с первой минуты, как она вошла. Алекс подошел к ней, и практически потащил её к пианино. Он знал, он почувствовал это сразу же, каким хорошим человеком, которым она была. Он никогда так быстро и открыто не принимал людей, но с ней он фактически вскочил, охваченный эмоциями! Марина стала приходить два раза в неделю, она учила его так хорошо, так терпеливо; и Алекс слушал и много занимался, когда она уходила. Он казался намного счастливее, но все равно, никогда не произносил ни слова.

Тем не менее, что-то изменилось в нашей жизни. Мы чувствовали, что он становится менее нервным, другим. Затем, спустя несколько месяцев, мы взяли его на каток, но ему не понравилось, извините. А на Рождество мы взяли его смотреть, "Щелкунчик", и он спокойно сидел, он улыбался, ему понравилось. Вот. И это ещё не все.

Видите ли, мы всегда читаем Алексу сказки на ночь, и неделю назад, я была очень уставшей, так что я просто выключила свет и сказала: "Спокойной ночи, мой милый, спи спокойно". Я почти вышла из комнаты, когда услышала звук. Очень неуверенный, какой-то хрипловатый, но это был
голос ребенка! Он сказал, "Сказку, пожалуйста, прочитай".

Я остановилась, как вкопанная. Я должна была опереться о стену, я чувствовала как пол уходит у меня из-под ног. Я успокоила себя, повернулась и прошептала: "Какую?" "Снежная королева", - сказал он. Я села на его кровать и начала читать. Я не могла удержать слез, они просто текли, но я читала. Алекс увидел это и спросил: "Почему ты плачешь?" Что я могла ответить? Я сказала: "Я не знаю, мой любимый, моё сердце просто тает, потому что я так тебя люблю".

Ему, наверно, понравилось моё объяснение и он очень быстро заснул, а не могла спать. Чувствовала себя, как в трансе. Я даже стала бояться за свой рассудок: а что, если все это мне привидилось? Петр уже спал, и я решила не будить его. Я ворочалась всю ночь, а утром я осторожно сказала Петру, что произошло прошлой ночью. Он посмотрел на меня, не сказал ни слова, и пошел в комнату Алекса.

Он сидел там и ждал, пока Алекс не проснулся, и сразу сказал: "Доброе утро, сынок", и я увидела как напряглись мышцы на его спине. А потом я увидела, как Алекс встал, и протягивая руки к Петру сказал: "Доброе уро, папа". Петр обнял Алекса, взял его на руки и все, что видела только, как его плечи содрогаются от рыданий. А теперь, с каждым днем, речь Алекса становится лучше. Он говорит с Мариной, он задает ее так много вопросов. И вы знаете, что еще? Два дня назад, в воскресенье, я готовила обед на кухне, когда я услышала странную, с  остановками, незнакомую, явно мелодию, которую он играл на рояле.

Я пошла в гостиную и увидела как он играет: уверенно касаясь клавиш, так, что они издавали тонкий, чистый звук. Так же, как весной, ослабевшие от солнечных лучей небольшие, тонкие сосульки падают, и со звонким треском разбиваются о тротуар. Я спросила его: "Что ты играешь, лапушка?" А он ответил: "Снежная... королева... тает..."

Я тогда подумала, что мы обязательно должны позвонить Вам, чтобы поблагодарить Вас за то, что тем вечером Вы принесли нам опять надежду, и веру в то, во что мы почти перестали верить, за новую силу любить и бороться".

Вот так это все было.  Я не буду утомлять вас остальными деталями этого разговора, и количеством слез, которые пролились у нас обеих, потому что я могу заплакать опять...



UPD:
Мой блог, на который я ссылаюсь, больше не существует. Я его удалила, т.к. стала слишком много времени проводить в ЖЖ и на еще один, англоязычный, с совершенно другой тематикой у меня просто нет времени...
Этот рассказ я написала несколько лет назад, но на английском языке и поставила его в свой блог, вот здесь: http://www.infogift.info/blog/snow-queen-melting/.
А теперь перевела на русский. Как получилось, мне судить трудно...но я старалась...

  • 1
Очень хорошо,прочитала на одном дыхании.

Спасибо Вам. Очень приятно, что понравилось.

А я подумала, что вы описываете реальный случай из своей жизни. Красиво и трогательно.

Спасибо. Да, эта история - полностью мною выдумана. Читала биографию Эйнштейна, где говорилось, о том, что в детстве он сильно задерживался в развитии, и вдруг, внезапно, села и написала такой рассказ. Вот такая реакция...
А что самое интересное, что много позже, мне одна знакомая-психолог, которая это прочитала, сказала, что такой способ помощи в развитии детей действительно практикуется.

хороший рассказ, а ещё что нибудь?

Спасибо. Там, наверху, есть о том, как я котика своего спасала, ценою собственной жизни!:). Урок: не лезь не в свою драку. А еще один рассказ - как распознать диабет у котов и как потом делать им уколы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account